Автомобили

Как только он поступил в продажу, многие захотели понять — новый это или просто переделанный автомобиль? Конечно, можно долго ломать голову, но нам интересны другие характеристики этой модели. Говоря простым языком, Лада Приора седан — это сейчас тот автомобиль, который тянет весь великий и могучий АВТОВАЗ.

 

  • Доллар - 30.4199
  • Евро   -  39.2173

Утилизационный сбор на спецтехнику в 2017 году, порядок и расчет, мнение о рынке после введения сбора

Опубликовано: 29.09.2018

Прошло уже более 25-ти лет с тех пор, как изменился экономический строй в России, и мы начали называть свою экономику «рыночной». С тех пор и не утихают споры как между теоретиками в стенах некоммерческих организаций, так и бизнесменами-практиками о том, правомочно ли это название для России и была ли когда-то наша экономика действительно рыночной в классическом смысле этого слова. Давайте рассмотрим, что можно сказать об этом применительно к нашему рынку – к продаже спецтехники .

Работают ли рыночные законы ценообразования в сфере поставок спецтехники в России

В пользу того, что экономику в нашей сфере можно назвать «рыночной», то есть обладающей свойствами конкурентного ценообразования за счёт постоянной «свободной» борьбы спроса и предложения, подберём такие аргументы:

1. При смене строя в 90-е годы и далее возможно стало существование и успешная работа компаний-продавцов, которые отнюдь не считались больше «спекулянтами», если занимались, например, продажей . Клиенты стали видеть в труде таких организаций не торговлю ради наживы, а научились ценить большой труд дилеров производителей техники, связанный с поставками, исследованием своего рынка, сервисом, работой с технической документацией, налаживанием связей с изготовителями , а также эффективно этим трудом пользоваться. Дилеры честно зарабатывали свою прибыль и обслуживали, ввиду своей активности («Волка ноги кормят») и небольшого размера организаций, гораздо больше клиентов, чем обработала бы большая негибкая структура завода-производителя.

2. Свой рынок спецтехники компании-перепродавцы знали лучше всех и, мало того, своей деятельностью активно его и создавали - в том числе, формировали имидж и популярность в России того же завода «ЧТЗ», своего поставщика, которому с новыми рыночными условиями было справиться куда сложнее. Цена, к примеру, на бульдозер «ЧТЗ» Б10М действительно определялась по рыночным законам.

Дилерам, перепродававшим «русское в России», нужно было учитывать, что только самый недалёкий заказчик, не умеющий пользоваться Интернетом и телефоном, не будет знать уровня цен завода-производителя. Дилер должен был выставить адекватную цену за свою качественную работу по обслуживанию клиента и постоянно работать над своим имиджем на рынке, зная при этом, что ещё несколько компаний делают то же самое. Это была честная борьба и действительно – борьба спроса и предложения.

К примеру, если в 2015 году уровень цены на Т10МБ (болотоход») с установленной на него копровой мачтой и шнековым буровым оборудованием составлял 7-9 миллионов рублей, ни одному дилеру не пришло бы в голову выставить 15 миллионов. Как бы ему ни «хотелось денег» и какой бы серьёзной ни казалась техника, полная открытость информации в Интернете и наличие конкурентов определяли многое.

3. Компании-специалисты по спецтехнике могли как свободно выбирать для сотрудничества отечественных поставщиков, так и импортных , что при предыдущем экономическом строе было невозможно. Например, до сих пор ряд компаний «делают деньги» на предложении китайских бульдозеров Shantui в дешёвом сегменте рынка тракторной (бульдозерной) техники, и одним из их аргументов является более низкая цена, чем у знаменитых бульдозеров «ЧТЗ» , а также распространение «конкурентской» информации о якобы существующих скрытых проблемах у производителя «ЧТЗ-Уралтрак».

Итак, мы видим, что наличествовали рыночное ценовое регулирование, естественная конкурентная борьба, а также возможность зарабатывать прибыль на своём и чужом товаре при наличии склонности к ведению бизнеса. Стало быть, наша экономика, как в нашем сегменте, так и других, всё-таки рыночная. Однако:

Как в этом участвует государство

Не стоит забывать, что классический «свободный рынок» в теории со своим принципом «laisser faire» (в вольном переводе – «позвольте нам работать», «позвольте делать то, что мы хотим») всё-таки более соответствует 17-18 веку существования человечества. В современном мире этого нет, и гораздо более успешны и сильны государства, которые не дают «разгуляться» слепому рынку с его конкуренцией и держат его в узде элементами государственного регулирования. С точки зрения теории и практики, это абсолютно правильно. Однако как же реализовывалось государственное регулирование у нас? Наш рынок появился спонтанно, внезапно, не формировался 300 лет, как в Европе, а возник в результате спорных процессов, когда его «никто не звал». Это отразилось в реальной жизни как в безжалостности предпринимателей к старым государственным ценностям, которые они рушили в целях наживы (начиная от крупных промышленных предприятий и заканчивая наукой и патриотической идеологией), так и… в безжалостности государства к предпринимателям. Многие из них хотели бы, да никогда не могли платить «белую» зарплату сотрудникам, официально и честно возить через границу запчасти, показывать в отчётах всю свою прибыль. И связи с иностранными поставщиками, и прибыль зачастую были заработаны большим и честным трудом и людьми, очень полезными своему рынку и преданными своей работе, но государственная машина могла «раздавить» налогами, проверками, отчётами такую организацию. На нашем рынке действуют такие инструменты государственного регулирования, как, например, Постановление Правительства РФ №81 от 06.02.2016 года "Об утилизационном сборе в отношении самоходных машин и (или) прицепов к ним и о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации". Под это постановление одинаково попадают как импортные, так и отечественные спецмашины, включая бывшие в употреблении, - такие, как автогрейдеры, бульдозеры, экскаваторы, катки, краны, а также сельскохозяйственная техника.

Какая техника подпадает под уплату утилизационного сбора, можно прочитать на сайте: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_193573/ . По факту, это практически вся группа нашей продукции на рынке спецтехники, поставляемой с 2008 года и поныне.

Постановление об утилизационном сборе 2016 года

Суммы утилизационного сбора на спецтехнику в 2017 году можно увидеть, например, в таблице https://ms-74.ru/novosti/tabli-stavki-utilizacion-sbora-na-specteh-v-2016.html . Интернет буквально «кишит» эмоциональными мнениями по этому поводу. На некоторых форумах можно встретить и «нелегальную» информацию о том, что уже встречаются несколько тракторов или автогрейдеров под одним и тем же номером, и что такое государственное средство борьбы с ввозом импортной спецтехники можно сравнить со строительством бетонной стены на границе.

Приведём здесь примеры цифр на основные позиции техники, которой мы занимаемся:

Наша техника Цена без сбора Цена со сбором Утилизационный сбор
Трактор Т10М 3 565 000 ₽ 3 940 000 ₽ 375 000 ₽
Бульдозер Б10М 3 825 000 ₽ 4 875 000 ₽ 1 050 000 ₽
Бульдозер Б10МБ 4 125 000 ₽ 4 500 000 ₽ 375 000 ₽
Автогрейдер ДЗ-98 5 300 000 ₽ 6 500 000 ₽ 1 200 000 ₽

Отбросив лишние эмоции и проанализировав таблицы утилизационного сбора (на народном жаргоне – «утиля»), увидим следующее:

Выплачивать его должны как дилеры импортных производителей, так и отечественные изготовители, разницы нет. Сильнее всего ударяет по импортной спецтехнике б/у, её уже нет никакого смысла ввозить в Россию, а это достаточно полезная продукция. Импортная спецтехника может нести с собой новые технологии её изготовления и быть не настолько «убитой», как наши машины б/у. Базовая ставка утилизационного сбора составляет 150 000 рублей плюс повышающие коэффициенты для различных видов техники. Даже на некрупные прицепы грузовиков, выпущенные не более 3-х лет назад, сбор составляет 330-405 тысяч рублей. Новый бульдозер массой 10-24 тонн, выпущенный не более 3-х лет назад, дорожает от утилизационного сбора на 1,3 миллионов рублей. При ввозе импортного аналогичного бульдозера старше 3-х лет он подорожал бы более чем на 5 миллионов рублей, а это уже абсурд, - эта сумма примерно равна цене нового.

Как это понимать и к чему это ведёт

Не станем применительно к этому позволять себе некорректных высказываний о том, что для «бывалых» специалистов и участников рынка спецтехники малопонятна идеология такого постановления. Возможно, она созвучна со смыслом немного похожего проекта, вызывающего много споров, – системы «Платон». С одной стороны, невозможно скрыть большое количество высказываний предпринимателей в сети Интернет о том, что введение утилизационного сбора «полностью убило отрасль деревообработки такой-то области» ввиду невозможности закупить новые трелевочные тракторы, бульдозеры-болотоходы и погрузчики лесоматериалов. С другой стороны, мы понимаем, что издание какого-либо государственного постановления есть результат большой законодательной работы, которая не может не иметь своих оснований.

Для нас несомненны лишь те результаты на практике, которые говорят:

Формирование цен на нашем рынке больше не стоит считать свободным, конкурентным или рыночным, зависящим от качества нашей работы, знания нами рынка и цен производителей техники. Расчёт утилизационного сбора на спецтехнику делает удивительно непривлекательными в ценовом отношении как старые трактора и бульдозеры б/у, так и значительно повышает цены на новые машины, ударяя по кошельку клиента. Размер получающихся сумм к уплате на импортные спецмашины полностью «вышибает» с нашего рынка импортную технику - в добавление к политике импортозамещения и высоким курсам евро и доллара в «кризисные» годы. Есть техника которую наша машиностроительная отрасль до сих пор не выпускает и им нет отечественного аналога, а введение нового налога на импортную технику отнюдт не простимулировала нашу машиностроительную отрасль к выпуску новых образцов техники, а скорее наоброт заставляет их безосновательно повышать цены на свою продукцию, все равно Покупатель купит у нас ему деваться некуда.

Даже если компания занимается поставками отечественной спецтехники, и проблемы ввоза импортной продукции сейчас не очень её беспокоят, то всё равно наличествует понимание:

а) постановление об утилизационном сборе – последний гвоздь в крышку гроба импортного направления поставок техники, а она весьма интересна и нужна клиентам, спрос на нашем рынке превышает предложение;

б) для тех, кто занимается отечественными спецмашинами, но хотел бы развиваться в дальнейшем и предлагать заказчикам разные варианты, это отрезает возможность развития в сторону дилерства от иностранных производителей . Упомянем тех же китайцев, где традиционно имеются весьма привлекательные производители спецтехники с хорошим реноме - заводы-гиганты типа XCMG, выпускающие всю линейку спецтехники от колёсных погрузчиков до гусеничных бульдозеров и огромных кранов.

Как мы работаем в такой ситуации: пояснения на примере предложения бульдозеров «ЧТЗ»

Какова же ситуация на рынке тракторной (бульдозерной) техники сейчас, в 2017 году, и что делаем при этом мы, поставщики спецмашин?

Если привести в пример предложение клиентам гусеничного бульдозера «ЧТЗ» Б10М как одной из наиболее совершенных и универсальных машин своего класса (в обычном исполнении либо болотохода), можем рассказать следующее.

Например, клиент сообщает, что хочет заменить свою старую 20- или 30-летнюю машину «ЧТЗ» на новую, но ещё не определился с исполнением. Также он ещё не уверен, стоит ли вообще тратить деньги на новый бульдозер, - может быть, лучше отремонтировать старый, заменив все ведущие и натяжные колёса, траки гусениц и катки, перебрать дизель и купить все его насосы.

Профессионалы обычно в ответ на некоторую неуверенность заказчика предлагают ему на выбор несколько вариантов , привлекательных по-своему. Мы можем предложить:

оригинальную машину б/у с капремонта с полностью восстановленным ресурсом за 2,5-3 миллиона рублей; машину, которая немолода, но после капремонта вполне работоспособна и поставляется с гарантией, по цене от 1,5 миллионов рублей; новый бульдозер Б10М с завода-изготовителя за 6,2-7 миллионов рублей в зависимости от наличия бульдозерного и рыхлительного оборудования разных типов, количества катков тележки, присутствия системы защиты от падающих предметов и переворачивания ROPS – FOPS и т.п.; новый бульдозер, произведённый другим производителем, с механической коробкой передач, разными двигателями ЯМЗ или Д-180, прицепными устройствами и отвалами, за 4-4,5 миллиона рублей, которые ничем не уступают бульдозерам ЧТЗ по качеству, но стоят значительно дешевле за счет меньшего числа издержек в производстве.

Если говорить совсем честно, при первичных переговорах с заказчиком менеджера теперь мучает неудобное ощущение, желание замять в разговоре тему утилизационного сбора. Мы ищем для клиента, в первую очередь, удачное техническое решение, предлагаем хорошую технику, может быть, гордимся качеством выполненного нами ремонта бульдозера, после которого он стал «практически как новый». Размер утилизационного сбора – это то, что с высокой вероятностью нам помешает, «накладываясь» сверху на нашу цену, хотя не мы в этом виноваты. Подсознательно хочется, чтобы клиент сам понимал, что этот новый государственный сбор – что-то объективно-неизбежное, как НДС немалого размера, к чему надо привыкнуть и придётся принять. На практике это, конечно, не так.

Многие клиенты, которые звонят нам, не совсем в курсе порядка расчёта утилизационного сбора и того, когда его нужно платить (на границе при покупке импортной спецтехники, при постановке трактора на учёт в ГИБДД или как-то по-другому). Когда наш компетентный специалист «просветит» потенциального заказчика, клиент часто отказывается от покупки бульдозера в пользу ремонта старого - будет продолжать работать на одряхлевшей машине старой модели. Некоторые клиенты, например, небольшие частные компании, занятые в сфере строительных заказов, расценят увеличение стоимости закупки машины на 600-800 тысяч рублей как весьма неприятный сюрприз. Некоторым снабженцам этого просто не разрешат.

Заказчикам, запланировавшим сумму на закупку нового трактора «впритык» и без учёта такой «помощи» от государства, мы стараемся предложить, например, технику с хранения 2015 года выпуска, на которую сбор ещё не распространяется. Иногда это удаётся за счёт связей с рядом поставщиков, выпускающих трактора и бульдозеры «ЧТЗ» по лицензии, потому что таких машин на складах со временем становится всё меньше. 

Мешки с тракторами

На форумах в сети Интернет можно найти информацию о том, что в текущей ситуации полностью обновляет свой парк разве что алмазодобывающий концерн «Алроса», выставляя общую сумму тендера в размере один миллиард рублей.

Иногда встречаются тендеры больших дорожно-строительных компаний, в которых указано их пожелание приобрести два новых колёсных трактора МТЗ-82 с бульдозерным оборудованием всего за 3,5 миллиона рублей. С одной стороны, это кажется странным и невозможным, - казалось бы, явно не учтён утилизационный сбор. Проанализировав техническое задание для тендера со списком запчастей и узлов из 600-700 позиций, понимаем, что таким образом ищется выход из создавшейся ситуации – машины «разбираются» на запчасти и регистрационного номера не требуют. Участие в таком тендере без выигрыша особенно тяжело и обидно для поставщика спецтехники, так как нетрудно понять, что ему придётся выполнить огромную работу – это «пустое» задание для целого отдела сотрудников на пару-тройку недель.

Наши выводы и наблюдения, к чему мы призываем

Разговор о том, что не считаешь справедливым, но что придётся принимать как существующее вне зависимости от нас и нашего знания о нём (как говорят философы), нелегко закончить на позитивной ноте. Однако не зря утверждают, что мир принадлежит оптимистам, а пессимисты в нём – только зрители. Нам бы хотелось продолжать работать и предлагать клиентам оптимальные решения вне зависимости от различных трудностей и помех. Во-первых, жаль, что количество этих помех всё возрастает, и нашу работу «делают труднее» искусственно. Во-вторых, мы видим, что наше, рыночное, проверенное «в поле» и выстраданное в сложных проектах понимание ценообразования на спецтехнику,  оказывается правильнее и глубже понимания ответственных лиц , вводивших для нашего рынка элементы государственного регулирования.

Скорее всего, им просто не хватило информации, целостного видения ситуации, которое можно приобрести только на практике, когда годами занимаешься поставками или эксплуатацией спецтехники , или узнать у такого специалиста-практика. Вряд ли государство имело своей целью «убить» рынок деревообработки и лесного хозяйства, остановить много строительных проектов и все закупки и продажи спецтехники, не дать частному хозяину-фермеру приобрести старый трактор за несколько сотен тысяч рублей вместо полутора миллионов, оставить с трудом пережившие кризис предприятия без парка нового оборудования.

В этой статье мы делимся своим опытом. Возможно, если это сделают вместе с нами многие специалисты нашего дела, постановление 2016 года об утилизационном сборе всё же будет пересмотрено и доработано. Например, придёт понимание, что получающиеся расчётные суммы огромны, и они не стимулируют к развитию отечественный рынок, а способствуют активизации нашей знаменитой национальной психологии – «нет запчастей – мотайте скотчем», «не дали командировочных – везите с собой колбасу». Рынку техники стыдно и не стоит развиваться таким образом. Также нет уже никакого смысла защищаться от импортной продукции в целях протекционизма и «добивать» проникающий к нам импортный рынок, так как из-за кризисного курса валют в течение долгого времени он давно уже мёртв. Последние менеджеры, которые лично знали каких-то иностранных поставщиков, давно уже разбежались и переквалифицировались, и зачастую в их работе больше не нужен иностранный язык.

Приглашаем к обсуждению, просим рассказывать практические случаи, высказывать соображения.  

rss